Маннергейм, хотя и знал о дебатах, разгоревшихся вокруг русской эмиграции, никак не мог в них участвовать, несмотря на свое высо­кое положение регента, даже скорее всего —- именно из-за этого.

Подробнее...

Премьер-министр ответил следующее: несмотря на трудности, испытываемые страной в связи с притоком беженцев, невозможно запретить людям искать убежи­ща в Финляндии. Возвращение в Россию означает для большинства из них смертный приговор, и поэтому выдворить их не позволя­ют соображения гуманности. Кроме того, такие меры вызовут не­гативную реакцию в Европе, где отнюдь не все страны признали независимость Финляндии.

Подробнее...

Все это время братья и сестры Маннергейма заботились о его дочерях: кажется, его бывшая жена не слишком много внимания уделяла их воспитанию и образованию. Возможно — от недостатка средств, а не любви, хотя взаимоотношения между матерью и до­черьми были сложными. Девушки подолгу гостили у родных отца, но к себе в Варшаву он их не приглашал, мотивируя это нестабильной международной обстановкой.

Подробнее...

М. Любо мирская — Г. Маннергейму Варшава, 10 октября 1914 г.

Дорогой Барон,

я очень тронута, что Вы меня вспомнили среди серьезных событий. Ваши письма полны интересных вещей — Вы не можете поверить, какое наслаждение они мне приносят и как я Вам благодарна. Я ду­маю, что почти все они дошли до меня. Я Вам написала длинное письмо в прошлое воскресенье, после 4-недельного молчания и уны­ния.

Подробнее...

Этот тяжкии урок Маннергейм запомнил навсегда: ответственность обязывает. С тех пор он, насколько возможно, берег людей. Уже гораздо позднее, в бытность свою главнокомандующим финской армией, он всячески старался избегать ненужного риска — говорили, что маршал дорожит жизнью каждого солдата.

Подробнее...