М. Любо мирская — Г. Маннергейму Варшава, 10 октября 1914 г.

Дорогой Барон,

я очень тронута, что Вы меня вспомнили среди серьезных событий. Ваши письма полны интересных вещей — Вы не можете поверить, какое наслаждение они мне приносят и как я Вам благодарна. Я ду­маю, что почти все они дошли до меня. Я Вам написала длинное письмо в прошлое воскресенье, после 4-недельного молчания и уны­ния.

Если Вы получите это последнее письмо, оно Вам расскажет (так как мое № 5, должно быть, затерялось), что я провела 2 не­дели в Россе Гродненской губернии со всем «Фортом Шаброль», за­тем, боясь, что Варшава под серьезной угрозой, я вернулась к моему Мужу и отослала Детей.

Вы мне говорите, чтобы я уехала, дорогой Барон, щ- спасибо за Ваш совет, и я считаю, что Вы правы, и все-таки... я не могу на это решиться, так как мой Муж должен оставаться здесь (он —§шеф городского комитета). Трудно оставить его одного в то время, ко­гда он рискует более, чем все другие. Меня уверяют, что если пруссаки войдут, его возьмут заложником. Я помню, что в мо­лодости клялась: «for better and for worse, till death do us partщ но я не подозревала, что это заведет меня так далеко, прямо под жерла пушек!!

Я очень мучаюсь, дорогой Барон, потому что в то же время ис­пытываю неодолимый страх перед пруссаками и ужас перед шумом, и еще я дрожу за свой дом. Мне кажется, что все старые портре­ты ожили и меня зовут, и все дорогие родные старые деревья сада ворчат на меня, удивляясь моему отсутствию и неверности в мо­мент опасности! Ия бы хотела быть именно в Малавце, по примеру старого звонаря Реймсского собора, который не покинул свой пост до того момента, пока колокольня не рухнула. Если бы не голубогла­зый ребенок... (Доротея...) Не смейтесь надо мной, дорогой Барон, Вы всегда имели эту привычку, и мне кажется, что я вижу, как Вы улыбаетесь!

Напротив, пожалейте меня немножко, я Вам позволяю, -рг й я это позволяю очень немногим!

Поскорее уничтожьте мое письмо, оно слишком личное -г- оно заслуживает адского огня. [1]

 

[1] «...в хорошем и в плохом, пока смерть не разлучит нас» (англ.) — слова из клятвы, которая дается молодыми при обряде венчания.