Комов1 — Г. Маннергейму 22 июня 1934 г.

Canada

Ваше Высокопревосходительство
Глубокоуважаемый Густав Карлович!

Разрешите настоящим принести Вам мою глубокую благодарность за Ваше дорогое мне внимание и память ко мне. Был тронут до глубины души получить Ваш портрет, и этим самым Вы дали мне великую воз- можностъ вновь увидеть облик обожаемого нами всеми Начальника, а также, смотря долго на Ваш портрет, я имел счастливую возмож­ность хотя на время позабыть мою настоящую жизнь и беспросвет­ную работу и вспомнить былые славные нашей дорогой Родины etc...

рекомендуем сервисный центр

Ваше письмо я получил неделю т<ому> н<азад> через Скачкова[1] [2] оно долго путешествовало, потому что уже год, как я живу в 7 ми­лях от Montreal; ближе к моей конюшне, но ответить сразу, как я хотел, не имел возможности, потому что сейчас у меня «the polo season in full swing». Играют 3 раза в неделю, когда, начиная мою работу с 7 (ч<асов> у<тра>), я возвращаюсь домой только в 10- 11 ч<асов> в<ечера>, несмотря на то, что живу в 10 минутах ходь­бы от лошадей. Если Вам интересно: у меня в работе 6 polo ponies + 3 Hunters... причем гунтера тоже... [нрзб.] ввиду скорого Hors Show, и ради курьеза скажу, что у меня только один помощник Stable bry —r (бывший вахмистр 9 гус<арского> Киевск<ого>\ п<олка>). Так что можете себе представить, как приходится работать!

И потому мой «boss», хоть и ярый scotch ’man, но страшно дер­жится за меня. Моя жена благодарит за Ваше внимание. Еще раз примите мою глубокую благодарность за Ваше внимание и ласку.

Искренно надеюсь и желаю от всего сердца, что Выв полном здо­ровье и благополучии, что дай Господь Бог Вам и будущие долгие годы.

Глубокоуважающий и искренне преданный

Вашего Высокопревосходительства всепокорнейший слуга

П. Комов с/с Mr. А. Е. Ogilvie Cartierville, Р. Q% Canada[3].


Хотя годы бегут и нас не ждут, но все то, что осталось у меня в на­стоящей жизни, — это немного религиозного чувства и светлая незаб­венная память о службе Государю и о тех начальниках, которые вос­питывали, учили и водили в бои. И память и воспоминание о Вас, Ваше Высокопревосходительство, так же светло и свежо, каким оно и всегда было            для меня и всех нас, Ахтырцев, когда Вы водили нас в бои.

Еще раз от всей души желаю Вам всего, всего, всего наилучшего в Новом Году.

Ида хранит Вас Господь Бог.

Вашего Высокопревосходительства

всепреданнейший слуга П. Комов[4].

Несмотря на занятость, Маннергейм не только находит время поддерживать переписку со старыми знакомыми, но даже заводит новых. У него появляется русская приятельница — госпожа Анна Зо­лотова. Познакомились они, скорее всего, в Карлсбаде или в Швей­царии во время одной из поездок Маннергейма на курорт. Но воз­можно, были знакомы и ранее...

А. Золотова — Г. Маннергейму 20 марта 1938 г.

Господин прекрасный Маршал!

Милый, дорогой Барон, Ваше письмо, как всегда, было для меня очень приятным, а что портрет Вам не понравился, меня не удивляет: он был сделан в самое тяжелое время моей жизни, после потери дорогих для меня существ и моей долгой болезни, бывшей следствием моей скорби.

Веселую и в декольте я не посмела Вам послать, так как чув­ствовала себя смешной.

Как я Вас понимаю — что Вы хотите солнца, горячего и прохлад­ного воздуха, но наши мысли следуют за нами всюду, и, чтобы от них отделаться, самое лучшее — работать, заботясь о своих силах и своем здоровье.

...В настоящий момент я в упадочном настроении и не нуж­даюсь ни в чем, но не имею счастья, а главное в жизни видеть счастливых людей.

 

[1]Комов Петр Петрович (1888—1952) — штабс-ротмистр 12-го гусар­ского Ахтырского полка. Состоял во ВСЮР и русской армии до эвакуации Крыма. В эмиграции в Канаде.

[2] Скачков — бывший ординарец Г. Маннергейма (см. главу V).

[3]  НАФ. Коллекция Grensholm. VAY 5649 (публикуется впервые).

[4] НАФ- Коллекция Маннергейма. К. 12. Публикуется впервые.