(15-20 лет службы) — около 1000 рублей и т. д. У полковника и ко­мандира полка не больше, чем 4000 рублей в год, и ему нужно из этих денег оплачивать также свои представительские расходы, а у командующего корпусом (в России всего 19 корпусов) самое боль­шее 7000 рублей.

Как видит Дядя, здесь военных не соблазняют мирской маммоной. Кроме того, могу ручаться, что заслуги и зна­ния ничему не помогут, а хорошую карьеру можно сделать, только если умеешь пресмыкаться и втираться в доверие. Конечно, в воен­ной жизни есть свои положительные стороны, и я уверен, что мог бы как офицер обеспечить себе довольно приличную будущность, но, может быть, умнее все же вернуться в Финляндию, сдать экзамен на аттестат и затем прочно взяться за какую-нибудь штатскую профессию. Тогда я был бы полезен моей стране и избежал бы сиде­ния на кислой капусте здесь, в России, и постепенного таким обра­зом обрусения.

Если Дядя одобрит это предложение, я вернусь через несколько недель в Финляндию, подучу в течение пары месяцев с Калле финский язык в Руовеси и затем подготовлюсь к экзаменам на аттестат. В ином случае останусь здесь и попробую действовать в соответ­ствии с пословицей: «посадил ч<ер>та в лодку — вези до берега». Прилагаю список всех расходов, которые у меня были летом. Я мно­го пользовался извозчиком, потому что расстояния в Харькове та­кие длинные, что редко бывал случай идти пешком даже к моему преподавателю (дорога туда и обратно к Сухину по жаре занимает полных два часа). Употребление напитков опять-таки из-за того, что харьковскую воду нельзя пить. Госпоже Сухиной отправил цве­ты, когда она уезжала, поскольку хотел поблагодарить ее за то, что в отсутствии мужа она пестовала меня. Я иногда также съе­дал лишнюю порцию, если встречал очень соблазнительные фрукты или, просидев у Сухина 5-6 часов, был так голоден, что не в состоя­нии был ждать обеденного времени.

Барону Бергенгейму было от меня больше расходов, чем прибыли. Вначале он получил через меня 150 рублей. Из них он дал мне 10 руб. После того, как я отправил предыдущий отчет, при этом в остат­ке было 140 руб., он оплатил следующие расходы: телеграмма генералу Калониусу, где запрашивается