Если к тому времени не произойдет крупных исторических пер­турбаций, я рассчитываю весной текущего года побывать в Гель­сингфорсе и при этом представиться и Вам. С тех пор, как я эстон­ский подданный, все границы для меня открыты и я широко пользу­юсь давно жданной свободой передвижения.

 

Однако полагаю, что очень скоро произойдет важное между­народное осложнение, которое может разрушить подобные преж­девременные расчеты. В Эстонии это не чувствуется, зато в Гер­мании, где я бываю часто проездом, происходят приготовления, не­мыслимые без решимости осуществления определенных намерений. Насколько могу судить, весной этого года «Drang nach Osten» будет дан ход.

Желаю Вашему Высокопревосходительству сохранить здоровье с тем, чтобы мощной рукой участвовать в ударе против большеви­ков. Пора им исчезнуть.

Преданный Вам искренно Э. Валь1.

Валь не ошибся — плану «Drang nach Osten» будет дан ход очень скоро. Но вот успел ли он воспользоваться «давно жданной свобо­дой передвижения» и уехать из Эстонии? Альянса СССР с Германией почти никто предугадать не мог, он прозвучал громом среди ясного неба, застав врасплох всю Европу. И всего через неделю после того, как 23 августа 1939 года Молотов и Риббентроп подписали совет­ско-германский пакт о ненападении, вторжением Германии в Польшу началась Вторая мировая война. Вряд ли в Финляндии знали о суще­ствовании секретного протокола, дополнившего этот пакт 28 сентя­бря. Дополнительный протокол отдавал граничащие с СССР государ­ства балтийского побережья на милость страны Советов. Расчеты на Германию в качестве сильного союзника не оправдались, более того: Финляндия осталась один на один с СССР. Ни Швеция, ни западные державы тоже не собираются вмешиваться в эти политические игры.

Сразу же после раздела Польши территориальные аппетиты СССР возросли: теперь Москва желала, кроме островов, получить военно-морскую базу в Ханко в обмен на территории в Восточной Карелии. И отодвинуть границу на Карельском перешейке. Финское правительство отказывается, выдвигая аргументы, основанные на международном праве и ссылаясь на нейтралитет Финляндии. На­прасно Маннергейм доказывает необходимость уступок: если не от-

1 НАФ. Коллекция Grensholm. VAY 5662. Публикуется впервые.