JIa-ла-ла 
Популярная музыка сродни фастфуду. Состоит из генетически модифицированных продуктов и ароматизаторов "идентичных натуральным". Потребляется быстро и с удовольствием. Доступна и непритязательна. Поп-музыка, как детективы, которые все читают, но предпочитают не афишировать это обстоятельство. Чтобы честно признаться в приличном обществе: "Я люблю творчество певицы Камалии", нужно обладать либо гражданским мужеством Чернышевского Николая Гавриловича, либо наивностью Светы Букиной. Зато надменно кривиться при слове "попса" - хороший тон. Главное, не забыть перед этим спрятать диски t.a.T.u и Рианны в бардачок машины. 



Впрочем, Рианну или Бейонсе можно не прятать. Англоязычная поп-музыка- это как бы и не попса вовсе, a r'n'b. Попса же на французском - это и вовсе концептуальное искусство, что некогда доказали мальчики из дуэта Smash!. У каждого жанра свое назначение. Идти на баррикады лучше под "Аппассионату", а покупать картошку в супермаркете - под творчество девушки с мужским именем Максим. Поэтому договоримся, что поклонниками поп-музыки мы будем называть не тех, кто подпевает "Русскому радио", а тех, кто закачивает в свой iPod "He пиши "The end..." и выискивает в Интернете биографию участников группы "Банд'Эрос". То есть продвинутых пользователей. В отличие от всех прочих музыкальных жанров, в которых первично самовыражение и признание единомышленников, для поп-музыки главное - это тираж дисков и количество зеленых банкнот. Ничего плохого в этом нет. Такой у людей бизнес. Поэтому конечный продукт должен иметь хороший товарный вид и нравиться массовой части аудитории. Отчего самый популярный проект по выявлению сырья для поп-индустрии так и назван: "Фабрика звезд". Прогнанный через множество электронных приспособлений, отцифрованный и усиленный голос "звезды" запускается в ротацию и сопровождается клипом, созданным в соответствии с рекомендациями маркетологов. Все красиво, качественно и позиционируется как суперпродукт. Преданный поклонник жанра верит, что так оно и есть. Думать не нужно. Если "это" сто раз в день проигрывают по радио и показывают по телевизору, значит, "это" - стоящая вещь.

Типичный "попсовик" - человек очень внушаемый и доверчивый. Тем более что поэты-песенники не брезгуют суггестивными технологиями и используют приемы НЛП, создавая свои опусы. В результате увязшую в мозгах строчку невозможно вывести из головы, как тараканов из коридоров коммунальной квартиры. Таким человеком легко манипулировать. Из "попсовиков" получаются идеальные мужья: послушные, предсказуемые, непритязательные. И очень сентиментальные. Люди поп-музыки большие эстеты. Если глаза, то "синие, как море". 

Или, на худой конец, "цвета виски". Если "руки", то они же по совместительству "крылья". Ночь любви они способны оформить в лучших традициях любимых клипов: лепестки роз на шелковых простынях. Розовое шампанское в хрустальных бокалах. Свечи и китайские ароматические палочки в ассортименте. Аллергикам просьба не беспокоиться. Впрочем, насчет шелковых простыней это мы погорячились. Преданные ценители "МузTV - это представители среднеобеспеченной части населения, довольствующиеся качественной бязью. И миллионерами вряд ли когда-либо станут, потому что для прорыва к вершинам финансового Олимпа нужен иной тип мышления. Исключение составляют спортсмены, актеры и музыкальные продюсеры.

Если ты подбираешь себе кадры на второстепенные позиции, где нужно исполнять чужие решения и проявлять поменьше самостоятельности, проверь соискателя на предмет музыкальных предпочтений. Если он/она способен пропеть от начала до конца репертуар Димы Билана или Виталия Козловского - бери. Это то, что тебе нужно. Люди попа: Евгений Плющенко, Джессика Биель, Энн Хэтуэй, Джош Харнетт, Ксения Собчак, Маша Малиновская.

И все, все, все
Ценители этнической музыки классифицируются по этническому признаку. Любители русских балалаек лично нам не встречались, поэтому ничего определенного о знатоках "Калинки-малинки" и "Во поле березка стояла" сказать не можем. Без комментариев также оставим индийскую музыку. Болливуд - это планета, которая заслуживает отдельной статьи. Поклонники же музыки малоизученных этносов - ацтеков, дагонов и кельтов - люди, склонные к экзальтации и мистицизму, занятые поиском своего собственного Грааля. Истина представляется им зашифрованной в таинственных песнопениях вымерших народов. Их окружают знаки и символы, которые они отыскивают и классифицируют с усердием скворца, добывающего червяка на весенней пахоте. С любителями этнической мистики или мистического этно, нужно быть поосторожнее. Как правило, поиски своего внутреннего "я" заразительны, как поиски кладов. После нескольких суток прослушивания песнопений тибетских лам начинаешь усердно искать свою точку сборки и заказывать галлюциногенные мухоморы по Интернету. В любви они практикуют тот же эзотерический подход, что и в повседневной жизни. Нужно быть готовой, что перед непосредственно "слиянием двух лун" тебя разрисуют пентаклями Марса и сакральными граффити древних друидов. А потом долго будут молиться на Сириус, призывая белых богов дагонов послать силу и, не дай бог, плодородие. 

Музыка в стиле кантри условно относится к этнической музыке, хотя называть фермеров "этносом" еще рано. Может быть, лет через двести-триста. На русскоязычных просторах кантри-музыка каким-то удивительным образом не прижилась, даже в эпоху тотальной любви к джинсам, жвачкам, коле и другим атрибутам американского образа жизни. Напевная, душевная музыка, воспевающая традиционные семейные ценности, преданность родному флагу и чистую светлую любовь, у нас оказалась невостребованной. Может, из-за непопулярности семейных ценностей и преданности родному флагу? Впрочем, с десяток групп у нас имеется: "Грассмейстер" (именно так, через "a"), Apple Jack, Julia and Friends и проч. И уж конечно, каждый из нас в юности любил двух корифеев жанра - Саймона и Гарфанкеля. Дуэт, который вымер еще до появления CD, но остался в наших сердцах вместе с попкорном и культовым фильмом "Выпускник". Если эти имена все еще ничего тебе не говорят, напой себе под нос: "It's better be a sparrow than a snail, yes I would, if I only could, I truly would... I would..." - бессмертную El Condor Pasa, которую и по сей день "крутят" в ночных клубах. Правда, в жутких хип-хоповых аранжировках.

Люди кантри - целостные, чистые, немного наивные. Их сердца обширны, как небо над Техасом. Конечно, им не чужда некая рокерская амбивалентность чувств. Особенно если речь идет о главном чувстве. Кто смотрел "Горбатую гору", тот поймет. Кто не смотрел - обязательно посмотрите. Конечно, они несколько грубоваты, но для тех, кто предавался эротическим фантазиям на тему ковбоя и родео, знакомство с любителем кантри может оказаться судьбоносным. Как для Николь Кидман, которая после стольких лет брака с мистиком Томом Крузом обрела наконец счастье с практиком, кантри-звездой Кейтом Урбаном.

К музменьшинствам также относятся рэперы - эти немытые дети городских трущоб. Страсть к рэпу обычно проходит по достижении совершеннолетия. Культурологи до сих пор спорят, считать ли рэп музыкой. Критерий прост: поскольку награды рэперам вручают на музыкальных конкурсах, очевидно, это все-таки музыка. Хотя некоторые считают рэп поэзией. В этом случае может помочь только большая порция Шекспира или Бориса Гребенщикова (в текстах, разумеется).

Рэп - мальчиковая музыка. Однако искать себе спутника жизни на рэперской тусовке мы бы не рекомендовали. Любители рэпа находятся на одном эволюционном уровне с эвенками, бушменами и другими народами, ведущими первобытно общинный образ жизни. Именно им свойственно выражать свою тягу к искусству через ритмичные, повторяющиеся звуки и незамысловатые тексты. Однако все вышесказанное не относится к тем, кто сумел заработать на этом деле свой первый миллион. К Эминему, например. Или Паффу Дидди. Даже творчество Дэцла - более-менее успешный коммерческий проект, а вовсе не крик души, как считают доверчивые поклонники "мальчика с дрэдами". Настоящий рэпер одинок. Его никто не понимает. Сам он мучительно несовершенен. Весь мир - бардак... Ну и так далее. Весь комплекс типичных подростковых трудностей, помноженный на страстное желание выделиться из убогой толпы, которая окружает эту одинокую мятущуюся душу. К счастью, любовь к рэпу исчезает вместе с другими проблемами пубертатного периода. И отдельное спасибо Насте и Потапу. Если бы не они, рэп так и остался бы музыкой рабочих окраин. А теперь все мы немножко рэперы.