Конец восьмидесятых. В редакцию газеты «Семья», где я тогда работал в отделе литературы и искусства, пришел легендарный Саша Соколов — мы опубликовали его стихи. Разговорились. Писатель рассказал, что живет в Греции вместе с женой на нищенские деньги — на 500 долларов.

Я тогда про себя ухмыльнулся. Ничего себе, нищенские деньги — 500 баксов на двоих.

Теперь я его хорошо понимаю.

 

СУЛЕЙМЕНОВ

По заданию редакции «Совершенно секретно» я делал в 1990 году интервью со знаменитым писателем, поэтом, а ныне дипломатом Олжасом Сулейменовым. Го­ворили обо всем, Я записал несколько кассет. Потом несколько дней расшифровыт вал их, готовил материал к печати. Принес Олжасу Омаровичу в его (не его?) офис в Хаммеровском центре на визу. Он сказал:

— Текст оставь, я немного с ним поработаю, приходи завтра.

На следующий день я пришел, Олжас Омарович показал мне текст интервью, аккуратно набранный на компьютере. И хотя в финале интервью было написано, что беседу вел Евгений Степанов,-— я не обнаружил там ни о д н о г о моего слова.

Сулейменов сам себе задал вопросы, сам же на них и ответил.

А вот гонорар за интервью потом получил я, Олжас Омарович уверил меня, что я имею на это право.

—-Ты же работал! — объяснил он мне.

Мне до сих пор неловко.

ЛЕОНОВ

Смотрел по ТВ передачу про незабвенного Евгения Леонова.

Оказывается, когда великий артист служил в Театре имени Станиславского, его там затравили, выжили оттуда. Он был вынужден уйти из штата труппы, остался на договоре, а потом к главному режиссеру пришли актеры, потребовали и вовсе уво­лить Леонова.

И — уволили.

Такие нравы в среде, которая, По идее, должна сеять разумное, доброе, вечное.

Коллектив вроде бы сильнее (на коротком отрезке времени) таланта.

Но в долгосрочной перспективе, конечно, талант сильнее.

Плохо одно: именно тогда Евгений Павлович Леонов получил свой первый ин-