Отдельных букв, потом в составе словарных или знакомых слов, потом в обычном пе­чатном тексте). Мы начинали с использования достаточно крупного шрифта, посте­пенно уменьшая его до обычного. Упражнение «три слова» ориентировано на пере­ключение масштаба, развитие внимания к единицам разного уровня. Сначала ребен­ку предлагалось задание соединить стрелками пары одинаковых слов (три пары), а потом — внутри этих слов найти и раскрасить разными цветами определенные бук­вы. Слова использовались йз списков словарных слов для 1-4-го классов и подбира­лись таким образом, чтобы нагрузка всегда была в зоне ближайшего развития ребен­ка (сделать может, но стараясь, с каждым успешным разом чуть повышается слож­ность), а слова из разных упражнений перекликались, помогая закрепить навык.

 

В сложных для мальчика сочетаниях в качестве дополнительной опоры на не­которое время использовался цвет. Например, первое время давалось задание рас­крашивать одни и те же буквы одним и тем же цветом, использовались теплые цве­та для гласных, холодные для согласных и т.д. — важно, что это было системйо и для ребенка предсказуемо. Сочетания слов и букв внутри слов я подбирала так, чтобы спровоцировать самостоятельное понимание или вспоминание некоторых базовых принципов (не объяснили правило, а сам вывел). Например, использовала повторя­ющиеся слова с сочетаниями «жи-ши», «оро», «оло», чередованиями в корнях слов, позже—давала задания подчеркивать совпадения букв в окончаниях существитель­ных и прилагательных в словосочетаниях и т.д.

В первую неделю, пока мы тренировали только базовые навыки, заметного эф­фекта и прогресса не было видно, однако занятия продолжались. Ребенок получал поддержку и положительное подкрепление.

Различение морфем и развитие парадигматических представлений На второй неделе мы перешли к морфологическому уровню и тренировке пара­дигматики. Например, в играх с мячом теперь заданием было склонение существи­тельных по падежам (сначала ребенок получал пояснение, правило, первое время я подсказывала и название падежа, и вопрос, потом навык доводился до автоматиз­ма) и позже —- спряжение глаголрв. В игре «три слова» раскрашивать нужно было уже не отдельную букву, а определенный заданный фрагмент, который соответство­вал морфеме — например, суффиксу, и все три слова подбирались так, чтобы нуж­ный суффикс в них был. Я не давала заданий на согласование слов, определение окончаний словосочетаний и т.п. до тренировки парадигматических представлений. Чтобы выбрать нужный для согласования элемент, ребенок должен уже иметь его включенным в активную внутреннюю систему.

На этом этапе значительная часть работы выполнялась устно, поскольку даже переписывать с образца отдельные слова мальчику было сложно. Заданий письмен­но просклонять существительное или прилагательное на второй неделе не предла­галось, но давались образцы: таблицы изменения существительных или прилага­тельных по падежам, глаголов по лицам и Числам (не более двух таблиц за один раз). В этих таблицах ребенок должен был найти и раскрасить определенные буквы. Вы­бор букв и слов определялся тем, к какой морфеме в данный момент требовалось привлечь внимание (Окончание, суффикс, корень, приставка). Так упражнения, ос­военные на первых этапах, постепенно усложнялись, и это позволяло, с одной сто­роны, закреплять уже выработанные навыки, с другой —• развивать новые.

Переписыв ание текста

Самой сложной задачей было научить ребенка переписывать хотя бы одно сло­во правильно. Из-за особенностей зрительно-пространственного восприятия он не мог точно определить, какие именно буквы видит. По словам мальчика, он «видел» одновременно несколько возможных вариантов некоторых букв — объясняя это всплывающими семантическими и графическими ассоциациями.

Первое время заданий на переписывание я не давала, чтобы не провоцировать ситуации появления ошибок. Когда стало ясно, что поиск нужных букв в упражне­ниях «шпион» и «три слова» происходит быстрее и точнее, чем раньше, когда натре-

шее время. Стоит отметить, что практика подтвердила: автоматизированные дей­ствия становятся менее энергоемкими. Освоенные упражнения больше не вызыва­ли быстрого утомления, их можно было выполнять дольше (не 3--5—7 минут, а 7—10—

15 минут за один подход).

Результаты

К концу третьей недели наблюдался значительный прогресс: ребенок мог де­сятки раз правильно переписать сложнее слова, переписать больше десяти предло­жений без ошибок.

На четвертой неделе было принято решение вернуться в школу. Не без трудно­стей, но

отдельных букв, потом в составе словарных или знакомых слов, потом в обычном пе­чатном тексте). Мы начинали с использования достаточно крупного шрифта, посте­пенно уменьшая его до обычного. Упражнение «три слова» ориентировано на пере­ключение масштаба, развитие внимания к единицам разного уровня. Сначала ребен­ку предлагалось задание соединить стрелками пары одинаковых слов (три пары), а потом — внутри этих слов найти и раскрасить разными цветами определенные бук­вы. Слова использовались йз списков словарных слов для 1-4-го классов и подбира­лись таким образом, чтобы нагрузка всегда была в зоне ближайшего развития ребен­ка (сделать может, но стараясь, с каждым успешным разом чуть повышается слож­ность), а слова из разных упражнений перекликались, помогая закрепить навык.

В сложных для мальчика сочетаниях в качестве дополнительной опоры на не­которое время использовался цвет. Например, первое время давалось задание рас­крашивать одни и те же буквы одним и тем же цветом, использовались теплые цве­та для гласных, холодные для согласных и т.д. — важно, что это было системйо и для ребенка предсказуемо. Сочетания слов и букв внутри слов я подбирала так, чтобы спровоцировать самостоятельное понимание или вспоминание некоторых базовых принципов (не объяснили правило, а сам вывел). Например, использовала повторя­ющиеся слова с сочетаниями «жи-ши», «оро», «оло», чередованиями в корнях слов, позже—давала задания подчеркивать совпадения букв в окончаниях существитель­ных и прилагательных в словосочетаниях и т.д.

В первую неделю, пока мы тренировали только базовые навыки, заметного эф­фекта и прогресса не было видно, однако занятия продолжались. Ребенок получал поддержку и положительное подкрепление.

Различение морфем и развитие парадигматических представлений На второй неделе мы перешли к морфологическому уровню и тренировке пара­дигматики. Например, в играх с мячом теперь заданием было склонение существи­тельных по падежам (сначала ребенок получал пояснение, правило, первое время я подсказывала и название падежа, и вопрос, потом навык доводился до автоматиз­ма) и позже —- спряжение глаголрв. В игре «три слова» раскрашивать нужно было уже не отдельную букву, а определенный заданный фрагмент, который соответство­вал морфеме — например, суффиксу, и все три слова подбирались так, чтобы нуж­ный суффикс в них был. Я не давала заданий на согласование слов, определение окончаний словосочетаний и т.п. до тренировки парадигматических представлений. Чтобы выбрать нужный для согласования элемент, ребенок должен уже иметь его включенным в активную внутреннюю систему.

На этом этапе значительная часть работы выполнялась устно, поскольку даже переписывать с образца отдельные слова мальчику было сложно. Заданий письмен­но просклонять существительное или прилагательное на второй неделе не предла­галось, но давались образцы: таблицы изменения существительных или прилага­тельных по падежам, глаголов по лицам и Числам (не более двух таблиц за один раз). В этих таблицах ребенок должен был найти и раскрасить определенные буквы. Вы­бор букв и слов определялся тем, к какой морфеме в данный момент требовалось привлечь внимание (Окончание, суффикс, корень, приставка). Так упражнения, ос­военные на первых этапах, постепенно усложнялись, и это позволяло, с одной сто­роны, закреплять уже выработанные навыки, с другой —• развивать новые.

Переписыв ание текста

Самой сложной задачей было научить ребенка переписывать хотя бы одно сло­во правильно. Из-за особенностей зрительно-пространственного восприятия он не мог точно определить, какие именно буквы видит. По словам мальчика, он «видел» одновременно несколько возможных вариантов некоторых букв — объясняя это всплывающими семантическими и графическими ассоциациями.

Первое время заданий на переписывание я не давала, чтобы не провоцировать ситуации появления ошибок. Когда стало ясно, что поиск нужных букв в упражне­ниях «шпион» и «три слова» происходит быстрее и точнее, чем раньше, когда натре-

шее время. Стоит отметить, что практика подтвердила: автоматизированные дей­ствия становятся менее энергоемкими. Освоенные упражнения больше не вызыва­ли быстрого утомления, их можно было выполнять дольше (не 3--5—7 минут, а 7—10—

15 минут за один подход).

Результаты

К концу третьей недели наблюдался значительный прогресс: ребенок мог де­сятки раз правильно переписать сложнее слова, переписать больше десяти предло­жений без ошибок.

На четвертой неделе было принято решение вернуться в школу. Не без трудно­стей, но