В этой книге так много уровней, что поколения ученых не смогли прийти к выводу о том, чем она яв­ляется: утопией, мистификацией, описанием полига­мии, политическим трактатом, сатирой на реставра­цию или всем вместе.

Очарование острова Пайна (1668). — Gaby Mahlberg. The History Woman's Blog. 2011, ноябрь

Еще одной забытой «робинзонадой» является книга «Остров Пайна» (The Isle Of Pines) Г. Невилла, вышедшая в 1668 году. Генри Невилл (1620—1694) учился в одном из оксфордских колледжей, хотя так и не окончил его; в гражданской вой­не он не участвовал и путешествовал по Европе, изучая языки и нравы. Вернувшись на родину, он избирался в парламент и занимался политикой, хотя и не слишком успешно, а в период реставрации был арестован по обвинению в заговоре, но вскоре отпущен. Остаток жизни аристократ посвятил литературной и научной деятельнос­ти, делая переводы с итальянского и латинского (среди прочего, переводил на англий­ский труды Макиавелли).

рекомендуем техцентр

«Остров Пайна», как и впоследствии «Робинзон Крузо», был издан под видом от­чета о реальном путешествии, и читатели далеко не сразу поняли, что имеют дело с очередной мистификацией.

Из анонса книги, претендовавшей на абсолютную достоверность, читатели мог­ли узнать, что в ней содержится «правдивое повествование» об англичанах, которые во времена королевы Елизаветы совершали путешествие в Ост-Индию, потерпели кораблекрушение и были выброшены на остров неподалеку от побережья Австралии; все, кроме одного мужчины и четырех женщин, одна из которых была негритянкой, утонули. В 1667 году голландский корабль, занесенный сюда штормом, случайно об­наружил их потомков, говорящих на хорошем английском языке, в количестве деся­ти или двенадцати тысяч человек. Утверждалось, что все повествование написано самим Пайном незадолго до смерти и передано голландским морякам его внуком11.

Голландцы, посетившие остров, обнаружили, что люди, живущие там, ходили практически нагими, при этом говорили по-английски. Больших судов они нико- [1] гда не видели и дивились на корабль, как если бы это было величайшее чудо при­роды. Гостей островитяне встретили приветливо и, накормив их, пригласили во дворец своего правителя. Размером королевская резиденция была с английский де­ревенский дом и построена очень примитивно, хотя и не без живописности. Прави­телем острова был некто Уильям Пайн, внук патриарха Джорджа Пайна; его женой была женщина необыкновенной красоты, одетая, как и все островитяне, очень скуд­но, но с непременным венком из цветов на голове.

Моряки подарили королю несколько ножей и топор; как оказалось, на острове уже был один топор, доставшийся от предков, тупой и ржавый. Правитель показал им рукопись, собственноручно написанную его дедом, которую тот просил показать первым приплывшим на остров чужестранцам. Как оказалось, их предок, Джордж Пайн, был счетоводом и плыл вместе со своим хозяином по торговым делам в Ин­дию. Вместе с ним были дочь 14 лет, две служанки и рабыня-негритянка. Корабль потерпел крушение, спастись удалось только самому Пайну и четырем женщинам. На­чало истории напоминает первые дни Крузо на острове. Потерпевшие кораблекруше­ние оказались в небольшой бухте, в которую впадала речка; Пайн видел многочис­ленных птиц, но не нашел ни малейших следов человеческого присутствия.

Часть корабельного груза вынесло на берег, однако из пищи, кроме коробки с би­сквитами, спасти ничего не удалось. Пайн разжег огонь, и, сотворив молитву, по­терпевшие крушение приступили к строительству хижины с помощью топора (став­шего впоследствии исторической реликвией) и других подручных средств. Остров, на который они попали, был весьма обширен, хотя и совершенно необитаем. На нем водилось множество птиц и росли разнообразные фрукты, а климат не остав­лял желать лучшего. Были на острове козы, точнее, похожие на них животные, кото­рые не боялись людей. Робинзон подробно рассказывал о птицах, живших на остро­ве; Пайн обнаружил птицу величиной с лебедя, настолько «тяжелую и жирную, что из-за своего веса она не могла летать», мясо которой оказалось очень вкусным, а также редкий вид дикой утки. Петухи и куры, которых везли на корабле, уцелели и, выбравшись на сушу, начали усиленно размножаться. Недостатка в пище и све­жей воде не было, и робинзоны проводили жизнь в покое и неге. Цивилизованный мир был где-то очень далеко, и шансы возвращения туда казались ничтожными, что способствовало раскрепощению нравов. Пайнс вступил в связь со служанками, а по­том с дочерью хозяина и чернокожей рабыней. Атмосфера тропического острова действовала умиротворяюще, и чувства ревности и соперничества между женщина­ми не возникало. Через непродолжительное время все они попали в интересное положение и начали рожать детей.

Все были довольны, в особенности Пайн, ставший властелином гарема, а его се­мейство постоянно увеличивалось. Глава семейства имел 47 детей, взрослые дочери, когда подросли, начали рожать внуков. Чтобы избежать кровосмешения, Пайн сле­дил, чтобы дети каждой из его жен находили себе пару среди отпрысков других женщин. Естественным путем на острове образовалось четыре племени, состоявшие из потомства каждой из жен. Глава семейства не забывал и о духовном воспитании своих чад: учил их английскому языку, и ежемесячно, на общем собрании племени, проводилось чтение отрывков из Священного Писания.

Население росло и постепенно освоило всю территорию благодатного острова. Между тем над его безоблачным небом постепенно начали собираться грозовые тучи. Уже в правление старшего сына Пайна стали возникать конфликты, неизбежные в любом, даже самом идиллическом сообществе. Религиозные проповеди отца-осно- вателя были забыты, и сильные стали притеснять слабых. За неимением других заня­тий, сексуальная распущенность, инцест и прелюбодеяние превратились едва ли не в правило; девушек, которые противились чужой похоти, подвергали насилию. Пра­витель, чтобы навести порядок, велел своим приближенным вооружиться сучьями и камнями и отправился в поход. Отступники бежали в глубь острова и скрылись в ле­сах. Их преследовали; главный распутник Джон Филл, потомок чернокожей рабыни, был схвачен и приговорен к смерти. Его сбросили с высокой скалы в море, остальные же были милостиво прощены и вернулись в лоно общества.

Чтобы избежать конфликтов и сохранить мир, правитель с помощью советников придумал свод законов, за нарушение которых полагалась тяжелая кара. Неуваже­ние к религии наказывалось смертью, мужчины, совершившие прелюбодеяние, под­вергались кастрации, женщинам же вырывали правый глаз. Для контроля за соблю­дением законов в каждом племени из числа наиболее уважаемых людей выбирался старейшина.

 

[1]  The Isle of Pines. By Henry Neville. Boston. The Club of Odd Volumes. 1920.