Даже не знаю, как я добралась домой без происшествий, учитывая, что всю дорогу только и делала, что ловила стрелку спидометра, неустанно ползущую вверх, отпускала педаль газа - и снова возвращалась мыслями к румыну, подхватывая нить немого диалога. Где я сначала костерила его на чём свет стоит, затем приводила десяток причин почему он был не прав - во! Всём! Не! Прав! - и с удовольствием наблюдала, как ему (пусть только в моём воображении) нечего было на это ответить.

      

 

      Я продолжала рвать и метать до самого вечера, и не могла избавиться от навязчивых мыслей весь следующий день, раз за разом прокручивая разговор у себя в голове.

      

      Как же некстати меня застали на месте преступления, сетовала я. И надо же ему было вернуться именно в тот момент, когда я так уютно расположилась на чужой кровати, роясь в личных вещах.

      

      За это было действительно стыдно, но сделанного не воротишь.

      

      Наверное, именно это привело Влада в бешенство и он не захотел отвечать на мои вопросы, прикрываясь непонятными благими намерениями.

      

      Да уж, не повезло.

      

      Двумя днями позже я раздумывала что делать в этой, откровенно говоря, тупиковой ситуации. Мне всё ещё нужно было знать о событиях рождественского вечера, но Влад чётко дал понять, что, несмотря на то, что он прекрасно осознавал, что я имею в виду, помогать мне не намерен, якобы для моего же блага, а на самом деле наказывая меня за мою наглость, раз уж полицию он, судя по всему, вызывать не собирался. Или это действительно было затруднительно и он просто пожалел усилий.

      

      Уже по привычке я потёрла шею. Вернее, попыталась. Теперь мне приходилось носить шарф и постоянно жаловаться, что меня морозит. Сначала тётя без конца прикладывала к моему лбу ладонь, проверяя, нет ли температуры, но потом, убедившись, что со мной всё в порядке, оставила в покое. Меня и мой новый незаменимый атрибут. Слишком уж отчётливо синяк напоминал пятерню. Страшно представить, что было бы, если бы кто-нибудь увидел.

      

      При воспоминании о давлении на шее вся злость испарялась, будто снег на солнце, уступая место негодованию и возмущению. В памяти всплывало лицо, перекошенное гневом, и мне становилось страшно, и стыдно, и обидно. Пусть я совершила преступление и залезла в чужой дом, но ведь у меня не было по настоящему злого умысла. Зачем было накидываться? Пугать до чёртиков?

      

      Однако, что бы я себе не рассказывала, я всё же чувствовала за собой вину, и потому злиться на Влада было сложно. Приходилось раз за разом напоминать себе, какой он неблагодарный, чёрствый, да ещё, как оказалось, и мстительный.

      

      Да, я провинилась, но ведь тогда, на дороге, я же ему помогла! Мог бы хотя бы выслушать толком, а не выставлять вон, чуть не придушив!

      

      И я снова начинала перемалывать все свои злоключения на жерновах памяти.

      

      Спустя ещё пару дней я пребывала в полной растерянности. Вариантов у меня не было - если я хотела выяснить, что же произошло, следовало вернуться и снова попытаться поговорить с румыном. Но как убедить его всё рассказать - вопрос, на который у меня не было ответа.

      

      Погода, кажется, разделяла моё уныние. Третьи сутки метеорологи обещали снегопады и потому тётя попросила повременить с дальними поездками. Спорить с ней не хотелось, и я легко уступила, отложив свой список на некоторое время.

      

      Оставаться в Талиу было тоскливо и потому я снова бродила по старому центру Брашова, размышляя над тем, как убедить Влада всё мне рассказать.

      

      - Александра! - позвал кто-то издалека, но я не обратила никакого внимания - голос был незнакомым. - Александра, постой! - раздалось ближе, и я, послушная инстинкту обращать внимание на звук собственного имени, всё же обернулась.

      

      Ко мне спешил Этьен.

      

      Француз широко улыбался, блестя ровными рядами зубов и совершенно не заботясь о распахнувшемся кашемировом пальто, доходившем ему до колен. Черный шарф размотался и обвис одним концом ниже пояса. Но при всём своём небрежном на первый взгляд виде, в тёмно-малиновом поло и с уложенными на один бок волосами он выглядел здорово.

      

      - Догнал, - выдохнул он, чуть согнувшись и пытаясь отдышаться. Его улыбка расползлась ещё шире. - Не рада видеть? - произнёс он, видя растерянность на моём лице.

      

      - Этьен?

      

      - Он самый. Или ты уже успела обо мне позабыть?

      

      - Я так счастлива тебя видеть! - искренне ответила я и, не справившись со шквалом эмоций, от всей души обняла его.

      

      - Надо же. Я знал, что произвожу на девушек неизгладимое впечатление, но чтобы настолько!

      

      Я пропустила эти слова мимо ушей. Главное, что теперь я могу больше не ломать голову и не встречаться с румыном ни-ко-гда (!), а выяснить всё у Этьена. Это была самая лучшая новость за последние дни. И, не желая снова попасть впросак, я скорее вытянула из кармана телефон.

      

      - Давай свой номер, - потребовала я.

      

      - Вот так сразу? - удивился Этьен, глядя на меня с любопытством и явно забавляясь. - Может, пообщаемся сначала? Узнаем друг друга поближе?

      

      - Дашь телефон, тогда и пообщаемся.

      

      Улыбка не сходила с лица Этьена, когда он диктовал свой номер. Происходящее его, кажется, изрядно веселило, но мне было всё равно - я не собиралась выпускать француза из своих лап.

      

      Удостоверившись, что его телефон откликнулся на входящий вызов, я немного успокоилась.

      

      - Прости. Просто я не могу себе позволить тебя потерять.

      

      - Мне приятно твоё внимание, - француз сверкнул на меня своими зелёными глазами.

      

      - Не льсти себе. Я просто хочу понять что случилось тем вечером, - Этьен выглядел всё так же безмятежно пока я не добавила: - в канун Рождества.

      

      Лёгкая улыбка продолжала украшать его лицо, но теперь она больше напоминала забытую после праздника декорацию. Я подобралась, понимая, что и Этьен может не захотеть обсуждать со мной все подробности минувшего события и я должна быть максимально убедительна и настойчива.

      

      - О чём ты? - осторожно спросил он.

      

      - Именно о том, о чём ты подумал. Я прекрасно помню, что в ночь перед Рождеством мы с тобой отправились в Чёрную Церковь.

      

      Брови Этьена едва заметно дрогнули, он повёл подбородком в сторону, отвёл взгляд, словно рассматривая что-то поверх моего плеча.

      

      - Только не отпирайся. Ты же сам пригласил меня, - настаивала я, пытаясь удержать голос, чтобы слова звучали твёрдо. - И я не стану вспоминать, что ты меня опоил, - добавила я про между прочим, словно этот факт и вовсе не имел никакого значения.

      

      Улыбка Этьена наконец растворилась. Теперь он выглядел серьезно. И всё же в нём не было той холодности и отстранённости с которой на меня смотрел румын. Этьен, кажется, был по прежнему благодушно настроен, но при этом осторожен.

      

      - Влад тебе всё рассказал? - неторопливо спросил француз, словно это не имело особого значения, но я была готова поклясться, что вопрос был важен.

      

      - Я отвечу, если ты пообещаешь кое-что рассказать в ответ, - я напряглась, молясь, чтобы Этьен не стал увиливать.

      

      Краешек его губ дрогнул, глаза чуть сузились.

      

      - Умеешь торговаться? - шутливо спросил он.

      

      - Это не запрещено. Ты узнаешь то что хочешь, но и я получу кое-что взамен.

      

      Этьен раздумывал, с виду оставаясь совершенно спокойным, но при этом не торопился отвечать. Я замерла в ожидании, продолжая усиленно молиться, умоляя удачу не отворачиваться от меня сейчас.

      

      - Давай выберем кафе поуютней, - беззаботно предложил он.

      

      - Конечно, - легко согласилась я, последовав за Этьеном, как будто мы были парочкой друзей, уставших от блужданий и собиравшихся немного отдохнуть и погреться.

      

      Этьен выбрал небольшое тихое кафе на окраине старого города. Здесь оказалось довольно мило. Мягкое освещение приглушало яркие краски интерьера, состоявшего из множества разноцветных деталей, усеявших стены вокруг. Народа было мало: две парочки помимо нас. Мы заняли столик в углу и заказали два кофе.

      

      Первым начал Этьен.

      

      - Итак, Влад тебе обо всём рассказал, - самым непритязательным тоном подытожил он, словно мы это уже выяснили.

      

      - Вообще-то я этого не говорила. - Пусть не думает, что я совсем дурочка.

      

      - Ладно, Саша. Давай, будем честными друг с другом и станем отвечать по очереди. Согласна? - Я кивнула. - Хорошо, тогда ты первая, - не дал он мне раскрыть рта. - Я повторю вопрос: Влад тебе всё рассказал?

      

      - Нет, - для убедительности я отрицательно покачал головой. - Моя очередь. Всё проходило в Чёрной Церкви или под ней?

      

      Поскольку у меня была возможность получить все ответы, я не собиралась спешить, стараясь упорядочить вопросы, роившиеся у меня в голове всё это время.

      

      - Под ней, - тут же откликнулся Этьен и задал вопрос: - Если тебе ничего не говорил Влад, то как ты узнала?

      

      - Вспомнила.

      

      - Вспомнила? - кажется, он мне не верит.

      

      - Да. На следующее утро мне сказали, что я напилась с одного бокала. Не могла же я поверить в такую чушь. И к тому же я нашла карточку. Ту самую, которую получила от тебя. - На самом деле я не была уверена в этом на сто процентов, но молчание Этьена подтвердило мою догадку. - Кстати, моя семья, кажется, считает что вечер я провела с ними. Как такое возможно?

      

      Он повёл плечами.

       

      - В тот вечер я встретил тебя у церкви, а ушла ты с Владом, - Этьен продолжал внимательно на меня смотреть. - Он тебе ничего не объяснил?

      

      - Нет, - с досадой ответила я и опустила глаза. Теперь я хотя бы знала, с кем ушла в тот вечер и как, судя по всему, добралась домой.

      

      - Тогда я не могу ответить на этот вопрос. Я попросту не имею не малейшего понятия, - улыбка заняла своё привычное место на лице моего знакомого.

      

      - Хорошо. Но в шампанском в тот вечер что-то было, так?

      

      - Всего лишь капля алкоголя, мон шери, - невинно протянул он, но на лице его не было ни тени весёлости.

      

      - Этьен, я не собираюсь предъявлять претензии, но хочу знать наверняка.

      

      Думаю, француз действительно мог не иметь никакого отношения к тому, что моя семья тоже что-то "напутала" в тот вечер. Но тогда сам Влад мог быть к этому причастен. Привезя меня домой, он мог так же напоить их чем-то.

      

      - Правда - дело скользкое, Александра. В тот вечер могло произойти всё что угодно, - мой собеседник нагнал тумана.

      

      - Приму это за положительный ответ.

      

      Он ничего не добавил, но и спорить не стал. Значит, меня всё-таки опоили, но напрямую француз опасался об этом говорить. Может, думал, что я могу записывать его слова, а после потащу в полицию.

      

      - Моя очередь, - подхватил он эстафету, беззаботно растягивая слова. - Откуда ты знаешь Влада?

      

      Такого вопроса я не ожидала, но не нашла причин не отвечать.

      

      - Случайно познакомились.

      

      - Расскажи подробнее, - облокотясь об стол, он наклонился ближе, словно тема была невероятно увлекательной.

      

      - Это не вопрос, - чувствуя себя немного неуютно, я незаметно подалась назад.

      

      - Да ладно, Александра. Расскажи мне и я отвечу на три твоих вопроса подряд. Идёт?

      

      Немного подумав, я решила, что сделка вполне выгодная. В конце концов, в моём знакомстве с Владом не было ничего тайного.

      

      - Я натолкнулась на него случайно, когда ехала домой. Это произошло за несколько дней до Рождества. Предложила подвезти, он согласился. Вот и вся история.

      

      Рассказывать было действительно почти нечего, но момент с окровавленной ногой я решила опустить, посчитав, что это было скорее личным.

      

      Этьен, казалось, не ожидал, что история закончится так быстро.

      

      - То есть ты его подвезла?

      

      - Ну да.

      

      Француз выглядел немного озадаченным.

       

      - А где это, говоришь, случилось?

      

      - Моя очередь.

      

      - Александра, - он посмотрел на меня с лёгкой обидой, но я не собиралась уступать.

      

      - Три вопроса.

      

      - Ты просто невыносима. - Этьен откинулся на мягкую спинку диванчика, беря в руки чашку с кофе. - В знак моего к тебе доверия я отвечу на все твои вопросы первым, а потом ты окажешь мне ту же любезность, договорились?

      

      Я кивнула, заметив, что он слегка раздражён, хотя и пытается этого не показывать. Однако проступивший акцент с картавыми согласными и довольно высокопарные выражения выдавали француза.

      

      - Начинайте, госпожа следователь.

      

      Ирония меня не тронула - я была настроена очень решительно.

      

      - Думаю, самое время, чтобы ты толком объяснил, что именно происходило тем вечером под Чёрной Церковью.

      

      - Мне казалось ты всё прекрасно помнишь, - отмахнулся Этьен.

      

      - Я помню, что я видела, но это не слишком добавляет понимания, - решила признаться я. - В тот вечер, когда мы впервые столкнулись, ты пригласил меня на вечер. Я пришла и прекрасно помню - с губ сорвалось немного вранья, - танцы и всё остальное, но ты так и не потрудился мне объяснить, что именно там происходит. А потом... потом меня забрал Влад.

      

      Целую минуту Этьен словно раздумывал о чём-то, затем отставил чашку и снова наклонился ко мне. Его беззаботность и очарование снова уступили место серьёзности.

      

      - Хорошо, Александра, я всё тебе расскажу.

      

      Я поспешила обрадоваться.

      

      - Но сначала мне нужно прояснить, в каких ты отношениях с Владом.

      

      - Это ещё тут при чём?

      

      - При том, - отрезал француз и поглядел на меня выжидающе.

       

      - Между нами нет никаких отношений. Я же сказала, что знаю его несколько дней.

      

      - Тогда почему он забрал тебя с праздника?

      

      - Понятия не имею, - искренне развела я руками.

      

      - Это подозрительно.

      

      Этьен замолчал и я испугалась, что он не станет откровенничать, решив, что я недоговариваю.

      

      - Послушай. Не знаю, что именно тебя интересует, но я с ним едва знакома. Подвезла один раз, и то, лучше бы этого не делала, - я тут же пожалела, что не удержала язык за зубами - Этьен мог общаться или даже дружить с Владом и, может быть, именно поэтому проявлял любопытство.

      

      - Почему?

      

      Вот кто меня за язык тянул? - поспешила я расстроиться и спешно соображала, что сказать.

      

      - Знаешь ли, - я нахмурилась, стараясь высказаться как можно деликатнее, - я, кажется, ему не очень понравилась.

      

      - То есть?

      

      - Он вроде был не очень дружелюбен.

      

      - Он всегда такой. Наверное, поэтому у него нет друзей, - задумчиво произнёс француз, бросив на меня косой взгляд.

      

      Мне стало несколько легче.

      

      - Не удивительно.

      

      - Считаешь его козлом? - вдруг спросил Этьен.

      

      Ответить честно?

       

      - А ты?

      

      - Полным.

      

       У меня от сердца отлегло.

      

      - Абсолютно согласна.

      

      - Это и странно, Алекс. Он популярностью не пользуется, но вы танцевали и ушли вместе. Я решил, что вы близки.

      

      - Нет, совсем нет, - поспешила я с заверениями. - Если бы я знала, что он такой придурок, никогда бы не остановилась. И я понятия не имела, что он будет на вечере. И точно не просила меня уводить. Не знаю, зачем он это сделал.

      

      - Но ведь ты говорила с ним после?

      

      Я потупила глаза.

      

      - Честно говоря, я попыталась.

      

      - И?

      

      - Он вообще не захотел со мной разговаривать. Сказал, что провёл Рождество дома и понятия не имеет, что я от него хочу.

      

      Этьен расхохотался, привлекая к нам внимание редких посетителей.

      

      - Не обижайся на меня, Саша, - помахал он рукой. - Просто это настолько в духе Влада - послать всех куда подальше.

      

      - Теперь ты мне ничего не расскажешь?

      

      - Почему ты так решила?

      

      - Должно быть, он тоже Искатель, - ведь именно поэтому Этьен пригласил меня на ту вечеринку - я всё ещё была не до конца уверена и действовала на ощупь, - и мы с ним вроде не поладили, и он не захотел ничего рассказывать, поэтому...

      

      - Поэтому ты как минимум стала нравиться мне ещё сильнее, - Этьен подмигнул, смутив меня немного. - Знаешь, в любой семье есть паршивые овцы, - с сожалением покачал он головой, - и Искатели не исключение.

      

      Кажется, Влад причинял головную боль не только мне, - мысленно выдохнула я и поздравила себя с тем, что всё же отыскала настоящих Искателей.

      

      - Значит, все, кто был на том вечере, Искатели?

      

      - Почти все.

      

      - Точно, там ведь были и другие, - припоминала я.

      

      - Да, новобранцы.

      

      - Ну, конечно же! Чёрт, наверное, из-за Влада я пропустила возможность присоединиться, - с тоской посмотрела я на Этьена, только сейчас осознавая, что, похоже, в тот вечер лишилась единственного шанса присоединиться к тем, кто действительно мог приоткрыть мне дверь в удивительный мир, и даже толком не могла ничего вспомнить.

      

      - В общем, - лицо Этьена дрогнуло, - сожалею, но набор действительно закончился.

      

      Я оторопела.

      

      Но ведь я даже не успела себя показать. Наверняка я бы им подошла. Я собранная, организованная, дисциплинированная и могу быть предана делу до крайней степени! Всё это стоило сказать Этьену, но я была настолько ошеломлена, заочно лишившись шанса всей жизни, что не могла выдавить ни слова.

      

      - Не расстраивайся, Алекс, - рука Этьена опустилась мне на макушку.

      

      - И ничего нельзя сделать?

      

      Этьен улыбнулся с сожалением и ничего не ответил

      

      - Если бы не Влад, - кипятилась я от расстройства, чувствуя, как к глазам подступают непрошеные слёзы. - Зачем я только предложила подвести его до дома!

      

      Горячая влага обожгла щеки.

       

      Реветь перед малознакомыми людьми, да ещё в общественном месте, было невыносимо стыдно, но я ничего не могла с собой поделать. Я и представить не могла, что всё закончится, ещё не успев начаться.

      

      - Может, в следующий раз? - всхлипнула я.

      

      - Боюсь, приглашение можно получить всего единожды. Если ты пришла, но не вошла в круг избранных, приглашать повторно запрещено правилами.

      

      От досады я икнула и зарылась в рюкзак, ища салфетки.

      

      - Ладно, Алекс, не плачь. Ты разбиваешь мне сердце. Что ж, мне пора- произнёс Этьен, вставая.

      

      - Ты уже уходишь? Но ты так мало рассказал! - Я же почти ничего не узнала!

      

      И, похоже, уже никогда не узнаю.

      

      - Ты и так обо всем догадалась, Александра, - он бросил взгляд на часы и извиняюще улыбнулся. - И я слегка опаздываю.

      

      - Разве совсем ничего нельзя сделать? - раздавлено пролепетала я, не смея поднять взгляд; Этьен не был обязан смотреть этот сопливый спектакль и слушать мольбы о помощи, но я просто ничего не могла с собой поделать.

      

      Француз, протяжно выдохнул, и я подняла опухшие глаза.

      

      - Вряд ли, - он смотрел с сожалением. - Но я всё же попробую.

      

      - Правда?

      

      - Обещаю.

      

      - Спасибо, - пискнула я, хватая Этьена за руку, как утопающий хватается за круг.

      

      - Я ещё ничего не сделал и не уверен, что получится.

      

      - Всё равно спасибо, - упрямо повторила я, тронутая, что Этьен проявил участие, хотя ничего не был мне должен.

      

      - До встречи, мон шери, - он поднёс тыльную сторону моей ладони к губам и едва ощутимо коснулся кожи.