Зашли в магазин, купили бутылку, сыр, колбасу — что-то. Вознеслись на их верхотуру. В коридор вышла дочь, Маша. Господи, да ей уже семнадцать!

рекомендуем техцентр  

Блондинка. В полупрозрачной черной блузке. Похоже, меня не вспомнила. А Серёга дрых в комнате.

Оля засуетилась:

  • Подожди, я тебе деньги отдам.
  • Какие деньги, ты что?!

Но она уже где-то там рыскала, а потом стала скандалить:

  • Машка! Где пятьдесят рублей? Вот тут лежала бумажка, где она? Вот тут, тут, куда ты ее девала?!

На визг выполз Серёга — помятый, лысый, побитый в очередной раз — на скуле красовался рыжий фингал. На полном серьезе стал протирать глаза:

  • Это ты? Ты?! Я не верю.

Потом, когда мы сидели на кухне, еще несколько раз спрашивал:

  • Это ты? Ты? Ну, давай! — и поднимал рюмку.

Скоро он отрубился. Оля оказалась выносливей. Я не стал дожидаться финала, извинился и стал уходить. Оле было все равно, а Маша сказала: «Пожалуйста, приходите к нам!» И посмотрела намекающими глазами.

С Серёгой я так и не попрощался.

Наконец нашел. В подъезде пахло, как во всех новых домах, — сырым цементом и надеждой на будущее.

Позвонил. Открыл незнакомый мужик. Оказалось, муж Веры. Так она мне сказала, но ее саму я тоже не узнал. Из всех присутствующих смог узнать только Лиду с мужем. Удивился, как сделались похожи ее глаза на глаза Серёжкиной мамы, прежде это не проявлялось.

  • Олег, — представился мне молодой, тщательно причесанный парень в галстуке.

Серёгин сын? Никогда бы не подумал.

Кроме него никого из Серёгиной семьи не было.

  • А где твоя мама? Где Маша? — не удержался, спросил.

Мама не приехала. Плохо себя чувствует. И вообще они с тетей Галей были как- то не очень. Про Машу никто ничего не знает. Это ведь она навела бандюков. Или ее заставили. Взяли официанткой в ресторан, который они держали, потом дали ей документы, она сунула их отцу, отец спьяну подписал. Вот и оказались в Орехово- Обалдуево. С тех пор о Маше никто ничего не знал и не слышал. Искали?.. До сих пор ищем.

  • Эх! — говорил Верин муж. — Дали бы мне ориентировки, я бы этих гадов по стене размазал! — И приставал к Олегу, будто тот что-то знал.

По его словам, у него были крепкие связи с бизнесом и с ментами.

Но это уже потом, когда расшумелись и говорили, кто о чем. Последние события мешались с вопросом, как лучше кормить кошку. Стали спорить, были ли у Гали какие-то взгляды на то, что происходит, или ей уже давным-давно все стало по барабану?

  • Их она презирала, — неожиданно твердо сказала Вера. — Так и говорила: они. Презирала.