Мы погрелись на солнце и продолжили исследовать штольни.

Нашли еще один вход: он был заварен листом металла. Но в листе у самой земли была проделана идеально круглая дыра: как раз можно пролезть. Дима при­сел на корточки возле нее и потребовал, чтоб его сфотографировали; ему нравилось, когда его фотографируют в необычных местах. Рома щелкнул. Дима полез внутрь, подняв клубы пыли. За ним пополз Крупковский. Дыра была узкая: не верилось, что я пролезу. Но это оказалось несложно. Только пришлось зажмуриться, чтоб пыль не попала в глаза; джинсы, конечно, испачкались. За мной последовали остальные. Мы оказались в очередном каменном коридоре. Влад, влезая, ойкнул: порезал руку. Потекла кровь. Ну, блин, сказал Крупковский, я же хотел зеленку взять и забыл. Влад по­смотрел на нас виновато.

  • Спокойствие, — сказал я. — Влад, давай рюкзак.

Из рюкзака мы достали воду, промыли рану. Там же была перекись водорода и бинт, предусмотрительно приготовленные Яной. Я залил рану перекисью и обмотал бинтом. Влад стойко перенес последствия ранения. Повязка легла как надо.

  • Солдат! — произнес Рома.

Посыпались шутки. Влад смущенно улыбнулся. Я закрыл рюкзак, и мы двинулись в путь. Коридор вгрызался в каменную плоть. Мы сделали несколько интересных снимков возле таинственных дыр в стенах и возле обрезка трубы, торчавшего прямо из потолка. Мы осмелели и все мень­ше сверялись с картой. За одним из поворотов послышались чужие голо­са. Замелькали пятна света. Подземные обитатели, сказал Крупковский. Наконец-то, могильным голосом протянул Рома. Влад испуганно хихикнул и подвинулся ко мне. Может, выключим фонарики? — прошептал Дима. Да ну, сказал я. Они нас все равно уже заметили.

Из-за поворота показалась группа ребят, человек пятеро. Они были подготовлены явно лучше нас: с мощными фонариками, в забродах. На­стоящие диггеры. И для них, и для нас это была внезапная встреча. Они глядели настороженно. Мы в свою очередь настороженно смотрели на них. Лидер диггеров подошел. В руках у него была карта на листе А 4, точ­ная копия моей. Видимо, скачал там же. Мы поздоровались. Напряжение спало, посыпались шутки. Помню, у них в группе были девчонки, совсем молодые, скорее всего, школьницы.

  • Туда не ходите. — Лидер диггеров показал на один из коридоров. — Там без забродов не пройти, все затоплено к черту.
  • А мы как раз туда, — похвастался кто-то из его компании.
  • Ребят, а где тут бункер? — спросил Дима.

Мы уткнулись в карту.

  • В эту сторону, — показал лидер диггеров. — Там раньше прикольно было. Пока малолетки все стены не испоганили.

Мы распрощались: диггеры свернули в затопленный коридор, а мы от­правились в бункер.

  • Все-таки тут проходной двор, — весело сказал Дима, когда мы отош­ли на достаточное расстояние.
  • Угу, щас еще кого-нибудь встретим, — хмыкнул Крупковский.

Помню, пол был жутко холодный. Ноги замерзли. Температура падала:

мне даже показалось, что я вижу пар своего дыхания в свете фонарика. Смешливые голоса понемногу стихли. Стало жутковато. Все-таки под зем­лей в темноте надолго веселого настроения не хватает.

  • Твою мать, — сказал Крупковский, роняя фонарик.

Пятно света заметалось по неровным стенам, полу, потолку.

  • Эй, не пугай так. Что случилось?
  • Показалось, на меня страшная рожа из темноты пялится.
  • Да ладно. Где?