Крупковский поднял фонарик и посветил в один из боковых коридо­ров.

Коридор заканчивался тупиком: белая кирпичная стена. Слева в стене была здоровая круглая дыра неизвестного предназначения. Кто-то нари­совал вокруг дыры неприятную зеленую физиономию, так что сама дыра стала ее ртом. Мы по очереди заглянули в дыру, посветили туда. Кажется, там за стеной какое-то помещение, сказал Дима. Думаю, я смог бы туда пролезть. Нет, не смог бы, сказал Крупковский. Нет, смог бы, сказал Дима и попытался засунуть в дыру голову. Дима, не надо, попросила Аня. Она поежилась. Ладно, не буду, решил Дима и высунул голову: плечи не про­лезают. Пошли уже дальше, сказал Крупковский, скоро бункер.

Бункер был небольшой. Стены действительно исписаны краской: кто- то нарисовал формулу эквивалентности массы и энергии, ниже огромная надпись: WTF? Куча других надписей, попроще. На полу пустые бутылки, пивные банки, упаковки от чипсов. Посреди помещения кто-то устано­вил выкорчеванный пень: получился обеденный стол. Вокруг большого пня располагались пеньки поменьше: стулья.

  • Не поленились же сюда тащить, — хмыкнул Рома. — Алкоголики.
  • Ну наконец-то. — Крупковский достал фляжку. — Кто будет?
  • Я за рулем, — сказал Дима.
  • Нет, спасибо, — сказал Рома.
  • Давай, чего ты! Немножко!
  • Не-е... — протянул Рома.
  • А ты, Аня?

Аня помотала головой.

  • Остались только мы с тобой, Вовчик, — сказал Крупковский.

Мы расположились возле обеденного пня, Дима достал походные рюмки. Из фляжки в рюмки полился коньяк.

  • Когда еще в подземном бункере выпьем. — Крупковский был очень доволен.
  • Щас я вас щелкну, — сказал Рома. — Поставьте-ка рюмки на пень. Ага. Готово. Теперь возьмите их в руки.

Мы чокнулись и выпили. Сразу стало теплее. Помню, как здорово все это казалось. Пусть немного игрушечно: какие мы к черту диггеры. Но вокруг были друзья. Рядом был сын. Настоящее приключение. К тому же появился первый материал для книги. Что-то такое начинало формиро­ваться. Пустота и заброшенность. Темнота и одиночество. Попытка найти в этой вечной темноте кого-то рядом: общее для всех чувство. Когда Влад испугался голосов впереди, он в первую очередь подошел ко мне. Это было здорово. Может, он хотел взять меня за руку, как тогда, когда был совсем маленький; но постеснялся.

Влад сцдел на пеньке рядом и пил минеральную воду. Я потрепал его по волосам.

  • Что? — засмеялся Влад.
  • Все хорошо, — сказал я.
  • Давай еще по одной, — предложил Крупковский, — и погнали.
  • Эй, вы там не напивайтесь. — Аня хмыкнкула. — Кто вас тащить будет?
  • Точно не я, — заявил Рома.
  • Я уже представляю, как мы пьяного Крупковского на себе тянем в кромешной тьме, — сказал Дима.
  • А он отбрыкивается, — сказал Рома.

Все засмеялись.

  • По одной, и все. — Крупковский налил. — Обстановочка такая, надо выпить, верно, Вовчик?
  • Как скажешь.